Вверх

 

Новости проекта "Культура"

02.08.15 Новые страницы "Литературной Евпатории" - Юргис Балтрушайтис

31.07.15 Переиздана книга Анны Хорошко "Литературная Евпатория". Обращайтесь!

Добавлена страница об известном евпаторийце - Борисе Завальнюке

Добавлена рецензия на книгу А. Хорошко "Литературная Евпатория"

Приглашаю к сотрудничеству евпаторийских поэтов, прозаиков, художников. Пишите

31.10.11 Открылся сайт "Культура Евпатории"

Рецензия на книгу А. Хорошко 'Литературная Евпатория'

Каждый пишущий книгу «по веленью души и сердца», невольно сообщает этому детищу свое мировоззрение, свой строй мыслей и неповторимую индивидуальность. «Литературная Евпатория» - это книга-праздник, как и ее автор, Анна Хорошко,  педагог-филолог. Она и сегодня ведет курс мировой литературы и валеологии  в Евпаторийском медицинском колледже «Монада» и руководит Школой новых знаний «Мир». Она притягивает к себе неравнодушных, вовлекая их в волнующие поиски красоты и силы духа.  Радостное настроение создает оформление книги:  прекрасные фотографии привычных евпаторийских мест, портреты писателей. А еще (и это главное) свежо представленные автором знакомые со школьных лет факты писательских биографий и известные немногим жизненные детали, собранные по крупицам из множества прежних публикаций на эту тему. А сколько было встреч с исследователями-энтузиастами за годы работы над книгой!

Нам иногда кажется, что об этих писателях все уже сказано и ничего нового не найдешь. Но автору удалось «повернуть» биографические сведения так, как будто, что мы «почти ощутили себя во времени». Эта связь веков просвечивает в большинстве очерков книги.  Неодолимая любовь к искусству слова, любовь к человеку, к творческому его началу ведет автора.

Может быть поэтому открылись ей пронзительные по мудрости строки зашифрованного завещания великого Ашык Омера («Примите старшего наказ…»). Главы книги рассказывают о писателях разных национальностей – крымских татарах Ашык Омере и Шемьи Эшреф-Заде, поляке Адаме Мицкевиче, украинской поэтессе Лесе Украинке, русских Анне Ахматовой и Михаиле Булгакове, еврее Борисе Балтере или крымчаке Илье Сельвинском… Важным оказывается только то, что  они БЫЛИ в Евпатории, ходили по прожаренным евпаторийским солнцем улочкам, влюблялись в этот город, писали о нем проникновенные строки. И ласкало их «самое синее в мире Черное море»…

Пожалуй, кроме многолетнего кропотливого труда собирания и обработки материала, важна мудрая и честная позиция автора по отношению к памяти каждого персонажа очерков. Проходили годы… Официальная идеология кого-то величала, кого-то клеймила, о ком-то умалчивала вообще – Анна Хорошко критерием (поместить в книгу или не поместить) выбирала только одно: был ли в Евпатории, или писал ли о ней. Скажете, что честной позицией сейчас, после публикаций возвращенной литературы, никого не удивить? Возможно. Но читатель этой книги нигде не найдет язвительной иронии, убийственного сарказма по отношению к тем, чья лира порой издавала «неверный звук», или к тем, в ком иногда замолкал истинный художник перед суровостью жизненных обстоятельств (очерки  о А.Н. Толстом, о Демьяне Бедном).

Деликатность и благородная сдержанность не помешали автору донести до читателя свое мнение о факте небрежного отношения к памяти побывавшего в Евпатории В.В. Маяковского (уничтожение бюста писателя), об утраченных рукописях Мемета Нузета.

Читателю, не искушенному в тонкостях литературоведческих изысканий, может показаться неоправданным существенное различие в объеме очерков. Однако в основу определения размера авто положила принцип, которым руководствовался  бы каждый краевед: больше написать об уроженцах  Евпатории, о тех, для кого город стал второй малой родиной, о тех, для кого евпаторийская тема сыграла особую роль, обогатив отечественную художественную литературу. Немаловажным фактором явилось и личное знакомство с А.Х. Эренгросс, С.М. Шапиро, уже ушедшими от нас, и ныне здравствующими одаренными земляками, неутомимыми исследователями евпаторийских периодов жизни писателей. Достаточно сравнить главы, посвященные И. Сельвинскому, А. Ахматовой, Н. Островскому, В. Маяковскому, Б. Балтеру, В. Бахревскому, с одной стороны, и очерки о В.И. Дале, А.Н. Толстом,  М.А. Булгакове, Б.Е. Сермане, - с другой.

Необыкновенно хороша глава «Берег спасения» о пребывании группы артистов МХАТа А.С. Станиславском, В.И. Немирович-Данченко, Л.А. Сулержицком и др. в Евпатории и создании ими поселения «Чайка».  Рассказ несет на себе отпечаток личной встречи автора с Л.В. Черногорской, дочерью мхатовца Василия Черногорцева, игравшего в нашем театре в пьесе А.Н. Островского «Свои люди - сочтемся» вместе с И.Э. Дуваном-Торцовым. Пребывание артистов этой актерской коммуны в Евпатории – одна из интересных страниц литературно-театральной жизни нашего города в начале XX века.

Мысль о том, что в книге тесно переплетаются прошлое и настоящее, выражена в художественном оформлении: на одном развороте удачно сочетаются выполненные в приглушенном цвете графические очертания архитектурных памятников города – и яркие краски современной художественной фотографии (фотохудожник А.П. Кустовский). В этом контрасте – грусть и радость, как «минус и «плюс», в которые заключен принцип вечного движения («Род проходит, и род приходит», а земля пребывает вовеки» (Кн. Екклесиаста, 1;4).

Так и вырастает к концу книги образ литературной Евпатории, многими привычно называемой «провинциальной». Образ города, где есть свои давние культурные традиции, где не иссякает живая мысль и тяга к прекрасному. Именно об этом последние страницы книги: о любимой библиотеке, носящей имя солнечного Пушкина, о ее скромных энтузиастах и «сеятелях», о литературных объединениях, о современных евпаторийских писателях.
Не будем скрывать, что Евпатория летняя – это оживленный многолюдный современный городок, но как он отличается от Евпатории зимней! Лучше дадим слово поэту:

                               Уезжают любимые. Уезжают коллеги,
                               Пустынней становится город веков,
                               Город романтиков, где на солнечном бреге
                               Шуму прибоя вторит шум голосов.

                               Разлетелись друзья, как под ветром песчинки,
                               В далекие страны, в чужие края.
                               Окружили меня суетой микрорынки,
                               Фигуры без лиц окружили меня…
                                                              Марина Левченко.

И зимой слово «провинциал» будто властно возвращается. Однако не замирает культурная жизнь, ибо остаются в городе люди, влюбленные в литературу, в искусство. Люди, верящие в то, что человеческая деятельность призвана нести в себе Божественный смысл. И не прекращаются поиски возвышенной цели человеческого бытия.

С праздником, читатель! С выходом нужной, доброй и светлой книги!

А.В. Лещева, педагог-филолог
 
  Культура Евпатории. Живопись Евпатории. Музыка Евпатории. Проза Евпатории. Поэзия Евпатории. Искусство Евпатории.  
Вверх страницы
 
Untitled Document
Maxx 2011-2015